Вход на сайт

Вы здесь

Холуйский первомай и протестный первомай в Перми

Пред-предыстория этого началась более столетия назад, когда в Чикаго произошли события, до боли напоминающие современные расправы над «инакомыслящими». Тогда, в 1886 году прошла серия протестных акций, разогнанных полицией с использованием провокаторов и последующим осуждением причастных и непричастных людей.

Предыстория — несколько лет назад, когда пермские гражданские активисты решили занять свое место в реанимируемом первомайском шествии. С тех пор «гражданская колонна» стала неотъемлемой частью демонстрации. Но так называемые «независимые профсоюзы» постепенно стали монополизировать не только «борьбу за права трудящихся», но и Первомай. И чем дальше – тем больше эксцессов. О чем можно, например, прочитать в моем репортаже годовой давности.

А настоящая история берет свое начало с вполне определенной даты, 15 апреля текущего года. Тогда группа граждан из «Организации гражданских активистов» (ОГрА) решила подать уведомление о своей демонстрации 1 мая. И, как водится, в фойе Пермской городской думы наткнулась на несколько работников ФНПР. Естественно, подающих заявку на марширование по всему центру города в течение всего дня. Естественно, через несколько дней нами был получен ответ от чиновников: мол, не согласуем, т.к. место занято, а вы топайте куда-нибудь на окраину.

Собственно, тогда же, 15 апреля, состоялась наша первая попытка договориться с пермскими профсоюзами. Мы не поленились, зашли в их офис и узнали формулировку целей из их уведомления: «выражение общественного мнения по вопросам соблюдения социально-трудовых прав трудящихся, празднование 1 мая — дня международной солидарности трудящихся, праздника Весны и Труда».

Для сравнения приведу нашу формулировку, выстраданную многими задержаниями на митингах по причине «несоответствия лозунгов заявленным целям»: «публичное выражение мнения по широкому кругу общественно-политических и социально-экономических вопросов, выражение отношения к действиям представителей власти на местном, региональном и федеральном уровне, оценка деяний и личностей государственных, политических, религиозных и общественных деятелей, высказывание мнений и предложений о возможных изменениях, реформах и застое в жизни общества, а также требований по изменению законодательства или иных нормативных актов, выражение солидарности с действиями третьих лиц, или осуждение действий с чьей бы то ни было стороны, нарушающих права и свободы человека и гражданина». Кстати, это мы рекомендуем взять на вооружение всем организаторам публичных мероприятий! Протестных — особенно!

Итак, 15 апреля нам уже было ясно, что на свое уведомление мы получим мотивированный отказ. Выхода два — не выходить вообще или выходить в составе «профсоюзной» демонстрации. Об этой возможности мы, собственно, и пошли договариваться в резиденцию Крайсовпрофа.

Последовал диалог примерно следующего содержания:
— Так вы нас пустите на демонстрацию?
— Пустим, но с рекомендованными лозунгами.
— Но ведь у тех же коммунистов, «справедливороссов» в любом случае будут лозунги, далеко выходящие за пределы «социально-трудовых прав трудящихся».
— С этим проблем не будет.
— Почему не будет? Если лозунги выходят за официальные цели мероприятия — это повод для административного задержания, причем без решения организатора. Цели вашего уведомления надо переделать.
— Цели мы переделывать не будем, потому что так нам рекомендовано свыше.

Собственно, на этом тогда разговор и был закончен. Озвученные условия мы принять не могли, и 22 апреля от имени моего коллеги по ОГрА Михаила Касимова в ФНПР ушла бумага: мол, мы участвуем, порядок гарантируем, но только с широкими целями, прописанными в нашей заявке.

Естественно, мы держали в курсе всех заинтересованных лиц. Противостояние грозило вылиться в скандал, и в дело вмешался уполномоченный по правам человека Татьяна Марголина. С ее подачи состоялась еще одна встреча в стенах Крайсовпрофа. Если верить протоколу этой организации (наш Касимов его подписывать отказался, т.к. в действительности решение было более мягким и демократичным), основным решением стало: «участники шествия и демонстрации  от  Организации гражданских активистов ОГрА-Пермь не будут использовать лозунги, противоречащие целям данных мероприятий»

Что, собственно, и было нами сделано. В строгом соответствии с «целями данных мероприятий» мы изготовили шикарный транспарант: «Путин — душитель социально-трудовых прав и свободы трудящихся». Что с ним случилось еще до старта нашей гражданской колонны, вы можете увидеть здесь:

Уже без этого лозунга мы прошли примерно половину маршрута. И тут к нам присоединился пермский художник Иван Иванович Коретников с плакатом, на котором был написан стих Пушкина с портретом Путина в короне в углу. Полиция и профсоюзный деятель отреагировали моментально. Мы отодрали Путина, и плакат удалось отстоять.

Хотя, на этом не закончилось. На самом подходе к Октябрьской площади (где на трибуне стояли «лица, принимающие парад») мы заметили, что упомянутого Ивана Ивановича начали окружать кольцом лица в полицейской форме. Пришлось создавать свое плотное кольцо, так мы и прошли перед трибунами:

Вечером 6 мая в Перми пройдут согласованные демонстрация и митинг в рамках общероссийской акции «За свободу!» Приглашаются все желающие. Никаких антипутинских лозунгов мы как организаторы удалять не будем. Мы же не «свободные профсоюзы» и нам не надо прогибаться ни перед кем.